Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 28.11.2022, 12:10
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Оцените сайт музея
Всего ответов: 146

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Каталог статей

Главная » Статьи » Исторические чтения » Исторические чтенияю Сборник материало 2003-2006

Из истории моего села Олха

Купрякова Л.Б

Ученики школы села Олха

 

Из истории моего села Олха

 

Вдоль Быковских дворов гора тянется. Мало, кто помнит сейчас, что называется она «Казачьей». Когда-то стояла на ней сторожевая вышка. Несли на ней дозор олхинские казаки. Казачья жизнь – она, завсегда, беспокойной была. Уже в привычку вошло: выйдут в поле – трое пашут, а четвертый уже в дозоре. Неровен час – налетят откуда буряты, поля потопчут, село пограбят. У села и название бурятское – «О – олха», - убей, «ограбь».

А уж коли силы неравны были – загораются на Казачьей горе сигнальные огни. И огни эти видят далеко в Максимовщине. Там Максим Перфильев верховодит, друг Никона Кошкина. Помощь только оттуда жди. Маленько позже отвадят кочевников вершить разбой. Соберутся крепкой силой казаки и разгромят силы бурят в Мотах на Иркуте. Лет 260 назад это было.

Апотом привез Андрей Кошкин бурятку из Кяхты, крестил ее и женился. Появилась у бурят – кочевников родня в Олхе. Пореже стали они набеги делать. Чего ж с родней воевать – то.

Дорога кривится и желтеет мимо Быковских дворов, легко взлетает на пригорок – это уже верховские, и бежит мимо низовских – дальше. А из междуречья на простор выливаются – золотятся хлебные поля. Разнотравьем духманятся сенокосные луга. И дальше до самых сопок над Иркутом, - все простор да простор в дымчатом мареве летней жары.

Между низовским и верховскими, в центре села, - церковь деревянная, от Введенского прихода. Вокруг церкви – ограда и древние могилы дедов. А сначала стояла на этом месте часовенка. Когда разбирали ее, один из Кошкиных пытался распилить ее на дрова. Ни одна пила не взяла зажелезневевшийся.

Сколько перевидела она на своем веку свадеб и похорон. А уж в праздники не одни старики, приодетые, с важностью спокойной на лицах, всходили по ее ступеням. Старухи еще вспоминают, как девчонками сбегали с уроков туда – праздник посмотреть. Печален и одновременно радостен плыл над просторами колокольный звон.

Когда рушили церковь в 36-ом, и молодые возмущались.

Сломали. И осталась церковь только в памяти стариков, да еще вот здесь, на картинке. Правда, из ее бревен сначала пожарку сделали, а потом  –фельдшерский пункт. Он и поныне стоит. Но оправдывает ли это наше бескрестье?

- Шумная, нарядная мчится по Олхе свадебная тройка на радость бегущим вслед ребятишкам. Кошкины женятся. Или Воротниковы. Или Андреевы. Это в селе основные родовые ветви. А, все-таки, Кошкины – древнее.

Короткие дни передыха соберутся мужики у кузницы. А то – у мельницы. Кто про что вспоминает. А старики – про старое, когда жило село одной родовой общиной Кошкиных. Основал ее казак Никон Кошкин. И пошла ветвь Кошкиных и по сию пору живет. Селились, в основном, в центре да вдоль  Олхи, где теперь Сибирская улица. Говорят, казаки астраханские были, те, что Кошкины. А Воротниковы, те уже позже пошли, в 80-х годах. Воронежские они. Дома их в центре еще живы остались, строенные не по-сибирски, с высокими окладами и небольшими окнами, смотрящими на реку.

Внук Никона казаком в Иркутске служил. В Олху вернулся – осел здесь. На бурятке женился. И внук Андрея, Абрам в селе закрепился. Пять сыновей его продолжили род Кошкиных. Жили артельно. Называли друг друга братанчиками. Вместе пахали, вместе сеяли, вместе серпами жали. И жили, как один кулак, крепко, надежно. Поразбавились потом Кошкины. Молодых – то в деревне тогда трудно удержать было. А когда стройки пошли,  и вовсе все попуталось.

В знойном мареве катится к концу июль. Мужики на покосе, а женщины и ребятня – по хозяйству, да с огородами управляются. Напекут хлебов, молока нальют – и пошли мужиков кормить. А до дальних покосов свет не ближний.

И волость в Смоленщине была. Чуть что – туда ехать надо. Электричек в помине не было. Дорогу-то уж в войну строили.

Тут и коллективизация нагрянула. В 1927 году сельсовет свой организовали. Три человека всего в нем было. И Большой Луг к Олхинскому сельсовету относился. Поселок то уже в начале тридцатых образовался, в основном, из ссыльных с Аргуни, казаков же.

Школа в селе уже давным-давно была, еще до революции. Сначала гимназия, возили в нее привилегированных. Потом здесь же 4-х летка была. А в семилетку уже в Баклаши приходилось ездить и ходить. В 30-х годах в школе подкурсы были, а потом и своя семилетка организовалась.

До войны в Олхинском колхозе четыре бригады было. Лето сибирское жгучее, да короткое, только поспевай. Зима – она же тетка родная. Вместе вроде легче. Оно и веселей деревней всей. Договорятся с бригадиром – неделю общее, а три дня по дворам – кто сено, кто дрова. А между сенокосом и жатвой, в конце августа, по сговору в тайгу собираются – кто по орехи, кто по ягоды. Леса вокруг богатые, Сибирь – матушка.

Но самое главное, что вспоминают старики, - дружно жили. И уж в беде друг друга никто не бросал.

Перед войной дорогу железную начали строить. Война помешала. Из 740 дворов ушло мужиков три четверти.

Стоит посреди села Обелиск, построенный руками олхинских ребят. А на нем бронзой записаны имена тех, что не дошли до своих золотых полей., до речки своей – невелички.

В 49 году организовалась в Олхе промартель. Места здесь известковые, да и известь олхинская ценилась. Мужики туда потянулись. Потом известковый завод здесь вырос. Новые люди приезжали, привыкали, приживались. 

Категория: Исторические чтенияю Сборник материало 2003-2006 | Добавил: музей (16.12.2014)
Просмотров: 1048 | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0